Студенты КГЮА в рамках проекта Центра ОБСЕ проводят мониторинг судебных процессов

На конкурсной основе были отобраны восемь студентов с факультетов и региональных  подразделений КГЮА  для проведения  мониторинга судебных процессов в рамках нового проекта Центра ОБСЕ, который был запущен в апреле 2016 года для поддержки проводимой реформы судебной системы в Кыргызстане.

Студенты проводят мониторинг судебных процессов по уловным делам  в северных регионах (областях) Кыргызстана (Иссык-Куль, Нарын, Талас, Чуй) на основе установленной методологии мониторинга.

Своими впечатлениями поделились сами мониторы:

В чем заключается суть мониторинга судебных процессов?

Сулайман Шакдар: Мониторинг судебных процессов можно рассматривать как в узком, так и в более широком смысле. В узком смысле мониторинг судебных процессов ограничивается наблюдением за открытым процессом в суде, а именно за действиями судей, прокуроров, адвокатов и, возможно, других должностных лиц судебных органов, физически присутствующих на судебных заседаниях. Нередко при этом наблюдатели могут запрашивать доступ к публичным документам суда. Традиционно эта деятельность завершается представлением публичного или непубличного отчета. В ряде ситуаций эта форма мониторинга может быть единственным доступным средством оценки степени справедливости процесса и, несмотря на ее ограниченные возможности, таким путем можно выявить множество серьезных проблем.

Мониторинг судебных процессов в более широком смысле – как мониторинг системы правосудия или правовой системы. Такой мониторинг должен охватывать не только наблюдение за судебными процессами, но и за иными аспектами судопроизводства и другими институтами правовой сферы. В их число могут входить: места лишения свободы; правоохранительные органы; органы администрации судов; учебные заведения; процессы отбора судей и прокуроров или дисциплинарные разбирательства в отношении их; коллегии адвокатов и порядок приема в них, а также порядок обучения членов коллегии и применения к ним дисциплинарных мер; процесс подготовки законов; эффективность гражданского общества в поддержке отправления правосудия и др. Мониторинг в рамках данного проекта нацелен на наблюдение судебных заседаний во всех инстанциях судебной системы КР

Какие судебные процессы вы мониторите?

Сулайман Шакдар: Задачами проекта заложен мониторинг уголовных дел. Приоритетными категориями мониторинга являются процессы:

- по пыткам;

- по статьям, связанным с оборотом наркотических средств;

- дела, связанные с религиозным экстремизмом и терроризмом;

- по тяжким и особо тяжким преступлениям;

- процессы, где в качестве подсудимых выступают женщины, беременные женщины, несовершеннолетние, ЛОВЗ, пожилые лица старше 70 лет.

Переходя уже предметно к результатам мониторинга, хотелось бы спросить, с какими проблемами столкнулись на первоначальных наблюдениях?

Джасываева Эльнура: Я бы не назвала это проблемами, скорее это были трудности, связанные с тем, что наша страна является достаточно молодым государством. Ведь мы

относительно недавно стали независимой страной, и только в последние годы потихоньку принимаем международные стандарты.

Трудности были с посещением судебных процессов в качестве слушателей и наблюдателей. Все работники суда, защитники и родственники подсудимых относились с настороженностью, так как, наверное, считали, что наше присутствие может как-то отрицательно повлиять на ход судебного разбирательства. Но их нельзя винить, потому что, здесь сказывается наш менталитет, наше воспитание, наши обычаи и традиции. В странах Европы это норма, что на судебных процессах могут присутствовать все желающие, мы же со временем также придем к этому!

Какие основные препятствия были  для вас при осуществлении мониторинга?

Турдубаев Камиль: Действительно, были препятствия: не все люди работающие, в органах правосудия относятся благосклонно к проведению мониторинга, порой очень настороженно и недоверчиво.

Если говорить о препятствиях хотелось бы выделить несколько моментов:

1. Требования официального документа подтверждающее проведение мониторинга, безусловно, на это справедливое требование, но тоже создает некоторое  препятствие, согласно законодательству процессы, открытые за некоторым исключением.

2. На процессы по существу мы смогли получить доступ, что не скажешь о мерах пресечения

3. Запрещение на пользование записывающими устройствами.

4. Отношение работников суда к мониторам, не всегда объективное.

5. Рассмотрение процессов откладывают из-за объективных, но чаще субъективных причин, это создает большое препятствие и потерю большого количества времени.

Это основные препятствия, с которыми пришлось столкнуться монитору.

А как положительный опыт, что вы можете подчеркнуть (при проведении судебных заседаний судьями или этика поведения судей)?

Айткулов Бекназар: как положительный опыт я могу подчеркнуть из профессиональной деятельности судей для себя, то, что каждый судья профессионален, беспристрастен, очень грамотны как юристы и гуманны. Касательно этики, не высокомерны, соблюдают этику юриста и говорят грамотно.

Какие принципы осуществления правосудия не соблюдаются в судебном процессе?

Эсенова Гульзат: За период проведения мониторинга, я могу сказать, что  таковых особых нарушений международных  и национальных принципов уголовного судопроизводства не много. Но все же нарушение принципов наблюдается, а частности это принцип предоставления квалифицированного переводчика, на всех процессах в которых я участвовала в качестве наблюдателя, предоставлялись не квалицированные переводчики, это могли быть практиканты и стажеры этого же суда, иногда адвокаты (не относящийся к этому делу).Также не всем участникам процесса разъясняются их права и обязанности, к примеру адвокатам и прокурорам.

С какими трудностями столкнулись при мониторинге судебных процессов по избранию меры пресечения?

Талантбекова Нургыз: Основываясь на том, что судьи независимы и вправе единолично принимать решения. С учетом вышеизложенного, в начале моего мониторинга мне было запрещено присутствовать на заседаниях по избранию мер пресечения. Основанием для моего запрета послужило то, что судебные заседания по избранию меры пресечения проходят в закрытом порядке и круг лиц, которые могут участвовать ограничен.

При виде наблюдателей как реагируют судья, государственный обвинитель и другие участники судебного процесса? 

Алтынбек уулу Саян: Реакция судей была в первую очередь связана с вопросом, кто мы и откуда мы, и в чем цель мониторинга. Без официального письма на имя председателя думаю, доступ на судебные заседания мог бы быть ограничен. Реакция государственных обвинителей зависела от реакции судей. Другие участники процесса, как родственники подсудимого, потерпевшие, охотно делились впечатлениями о процессе и судебной системе.

Какой опыт получили от работы в данном проекте?

https://ssl.gstatic.com/ui/v1/icons/mail/images/cleardot.gifМирбекова Адина: Получила очень большой опыт. Даже когда сдавала экзамены, помог полученный опыт. Благодаря работе теперь я могу найти общий язык со всеми – будь то адвокат, будь то подсудимый.

Алмазова Жазгуль: Участие в этом проекте для меня большая честь. Так как благодаря данному проекту я получила навыки в сфере уголовного права. У меня появилось желание более углубленно изучать Уголовное право и Уголовно-процессуальное право. Большой плюс для меня это то, что данный проект помог сдать мне государственный экзамен на «отлично». Хочу выразить огромную благодарность организаторам данного проекта.